<p>
<div><i>Их имена различны, но вместе они родятся &mdash; эти слова мало кто понимает. </i></div>
<div>&nbsp;</div>
<div><i>&laquo;Эти двое &ndash; Сокровенное и вновь Сокровенное&raquo; &mdash; вот насущная Пружина. </i></div>
<div>&nbsp;</div>
<div><i>Тот, кто жизненность хранит, тело восполняет, ясно должен понимать гексаграммы &laquo;приумножение&raquo; и &laquo;убыль&raquo;. </i></div>
<div>&nbsp;</div>
<div><i>Эликсир пурпурного золота и киновари наиболее духовен и удивителен.</i></div>
<div>&nbsp;</div>
<div><i>&nbsp;</i></div>
<div>Это четверостишие соответствует в ицзиновской символике &laquo;Глав о прозрении истины&raquo; 41-й гексаграмме &laquo;Книги Перемен&raquo; &laquo;убыль&raquo; (сунь), которая вместе со следующей, 42-й гексаграммои &laquo;приумножение&raquo; <i>(и), </i>упоминается прямо в данном тексте. Первые две строки представляют собой намек на чжан 1 &laquo;Дао дэ цзина&raquo;: &laquo;Те двое родятся вместе, но их имена различны. Их вместе назову я Сокровенным. И Сокровенное вновь Сокровенным стало. Таковы врата всех тайн&raquo;. В &laquo;Дао дэ цзине&raquo; &laquo;двое&raquo; &mdash; это два аспекта Дао-Пути: Сокровенное, безымянное, постоянное Дао, пребывающее в неявленности отсутствия (у), и его явление, обнаруживающееся в вещах, которое достигает в них и через них предела своего бытия, своего наличного воплощения и вновь возвращается к Сокровенному отсутствию, которое в свою очередь стремится к проявлению и т. д. Таким образом, этот круг вечного возвращения от Сокровенного к Сокровенному является в понимании Лао-цзы своеобразным механизмом, пружиной, стержнем бытия, ключом к тайне сущего. Это полностью понимает и Чжан Бо-дуань, истолковывающий, однако, данное место &laquo;Дао дэ цзина&raquo; применительно к микрокосмическим процессам, совершенствуемым внутренней алхимией. Для него двое Сокровенных, согласно универсальному принципу <i>(дао) </i>вечно переходящие одно в другое, являются полярными пневмами тела: <i>инь ци (у, </i>отсутствие) и <i>ян ци (ю, </i>наличие), - движущимися по микрокосмическому кругу внутри тела человека. Поток течет снизу вверх, затем сверху вниз и т. д., меняя при изменении направления и свой знак. Гармонизация, упорядочение этого процесса и есть, по Чжан Бо-дуаню, гарантия создания эликсира, &laquo;снадобья эликсира пурпурного золота и киновари&raquo; <i>(цзы цзинь дань яо). </i></div>
<div>Гексаграммы <i>сунь </i>и <i>и, </i>упоминаемые в четверостишии и соответствующие данному и следующему стихам (по их соотнесенности с фазами внутреннеалхимического процесса), представляют собой соединение триграмм <i>дуй </i>(водоем) &mdash; внизу и <i>гэнъ </i>(гора) &mdash; наверху (гексаграмма <i>сунъ) </i>и триграмм <i>чжэнъ </i>(гром) &mdash; внизу и <i>сунь </i>(ветер, дерево) &mdash; наверху (гексаграмма <i>и). </i>Графически обе гексаграммы являются как бы перевертышами, зеркальными отражениями друг друга (первая черта одной будет последней чертой другой и т. д.), что, по мысли Чжан Бо-дуаня, должно быть наглядным символом взаимообращаемости, циклической замкнутости кругообращения <i>инъных </i>и <i>янных </i>пневм. Таким образом, единство, гармония этих гексаграмм является как бы образом, знаком гармонизации пневмы тела адепта, ведущей его &laquo;жизненность&raquo; (<i>мин) </i>к совершенству и полагающей начало эликсиру бессмертия.</div>
</p>