<p>&nbsp;</p>
<div><i><img height="250" align="right" width="307" src="/sites/zyq108.com/files/u3/ChBD_25.jpg" alt="" />О высшей истине возвещают песнопения, каноны, трактаты и &laquo;Цань тун ци&raquo;; </i></div>
<div>&nbsp;</div>
<div><i>Но ни один из них не облекает в слова учение об огне. </i></div>
<div>&nbsp;</div>
<div><i>Наставление устное ты обрети, в обитель сокровенную проникни; </i></div>
<div>&nbsp;</div>
<div><i>В видении святых бессмертных встретишь ты, тонкостям искусства они тебя научат.</i></div>
<div>&nbsp;</div>
<div>&nbsp;</div>
<div>Здесь Чжан Бо-дуань говорит о том, что хотя даосские канонические книги <i>(цзин), </i>песнопения (гэ), трактаты <i>(лунь) </i>и авторитетнейшие для адептов внутренней алхимии сочинения Вэй Бо-яна &laquo;Цань тун ци&raquo; и возвещают высшую истину даосского учения, однако практически ничего не сообщают о тонкостях использования огня. Но это для Чжан Бо-дуаня отнюдь не является свидетельством ущербности канонических сочинений, вовсе нет. Это для него лишь подтверждение эзотеричности учения об огне, которое не может быть доверено письменным знакам, а может только передаваться в устном наставлении <i>(коу цзюэ) </i>от учителя к ученику. Таким образом, в этом, равно как и в предыдущем, стихе вновь возникает тема совершенного учителя, без которого адепт не может добиться успеха.</div>
<div>Стиху соответствует гексаграмма &laquo;переразвитие великого&raquo; (да го), состоящая из триграмм <i>сюнъ </i>и <i>дуй</i></div>
<p>&nbsp;</p>