В этом рассказе нет ни слова правды, может быть…

Восьмое марта близко-близко

И сердце бьется, как олень,

Не подведи меня, “Петрович”

В международный женский день



(автор неизвестен)



 






8 Марта было уже не за горами, точнее, завтра.

Оно действительно уже было и в прошлом году, и в позапрошлом, и 10 лет назад, и еще до Клары Цеткин, и так бесконечно давно, что уже старо, как мир, и еще Бог знает, сколько будет. Это только теперь все понимают, что праздник такой же женский, как и мужской, после стольких лет дремучего неведения и заблуждения. С тех пор, как Клара украла у Карла кораллы, как бы невзначай подсунув ему кларнет, он приобрел женскую болезнь левизны, и после этого все мужчины, начиная с Карла, играют и сами же пляшут в этот день под женскую дудочку, устраивая им праздник. Ближайшее будет, однако, завтра, а за ним стоит неизмеримое бесконечное будущее.

Это, конечно, самый настоящий цигуновский день – праздник любви и гармонии, единство и взаимодействие двух начал, лежащих в основе мироздания, мужского и женского.Посмотрите внимательно еще невооруженным глазом на восьмерку. Что она вам напоминает? Вспоминайте. Ну, конечно, школьное детство, урок географии в четвертом классе и большая карта на всю доску - западное и восточное полушарие. Земля, развернутая в плоскости. Восьмерка – знак Тайцзы (Инь-Ян), развернутый в плоскости. То ли случайно, то ли преднамеренно такие шутники, как феминистка Клара из начального объема извлекли былое содержимое, как содержимое из яйца, и остались такие вот две пустые половинки скорлупы. С тех пор всё пошло наперекосяк.

Наконец-то мы разобрались и осознали совершенною ошибку. Теперь, чтобы что-либо изменить, исправьте все восьмерки в вашем доме и на работе, а также у детей в дневнике на абсолютно симметричные. С одной стороны с белой, с другой - черной половинкой. Увидите как все у вас начнет меняться и налаживаться.

Шутки шутками, а праздник приближался, и мне очень хотелось своей второй половиночке сделать что-то приятное, какой-нибудь подарок. Она до завтра уехала с тещей на дачу, а я, ведомый душевным порывом, решил испечь пирог. Вопрос, как и из чего, на мгновение поставил меня в тупик. Но с практикой цигун я заметил в себе развитие некоторых необычных способностей. Наверное, это сидхи. Пространство стало мне помогать. Сейчас его помощь не заставила долго ждать. По радио передавали концерт по заявкам, и страдания Алены Апиной: «Я тебя слепила из того, что было…» я воспринял, как прямую подсказку. Муки и денег, к сожалению, не было, а из того, что было и буханки бородинского я слепил пирог. Внешне он получился ничего, хотя и был увенчан сверху не очень симпатичным кренделем в виде восьмерки. Так получилось. Главное, очень старался.

Пирог уже выпекался в духовке, а я решил немного позаниматься тут же на кухне, чтобы его не прозевать. Так вышло, что пока духовка выходила на нужный температурный режим, я долго смотрел на листок отрывного календаря с большой красной восьмеркой и думал о жизни вчерашней и завтрашней. Потом, когда закрыл глаза, она визуализировалась, как магическая мандала, горя красным цветом в пространстве внутреннего зрения.

Как все-таки интересно устроены человеческое сознание и память. Она мне напомнила далекое детство, яркое солнечное утро, на улице – весенняя капель, и мы с папой поздравляем маму с праздником и дарим кукую-то вазочку, с трудом приобретенную накануне в универмаге, немного усохший букет мимоз, купленный у усатого дяди в большой кепке и таким же большим носом, и мою аппликацию, сделанную в детском садике – большая восьмерка на бархатном картоне с надписью «С праздником!» и цветочками, нечаянно заляпанными силикатным клеем. Потом, несколько лет спустя, опять восьмерка мелом на всю доску и подарочные наборы в целлофане из книжного магазина и девчонки-одноклассницы, такие нарядные, и среди них одна, особенно красивая. Вечером дискотека в спортзале, а она танцует только с Женькой из соседнего 9-А.

Потом возникло отчетливое ощущение горения пяток и боли в ногах, растертых тяжелыми армейскими кирзовыми сапогами после пятикилометрового кросса с полной выкладкой по аэродрому и приятный «отходняк» лежа на спине в высокой траве лицом в бездонное голубое небо. Там, где-то высоко, маленькая учебно-тренировочная «Элочка» крутит восьмерки фигур высшего пилотажа, оставляя за собой глубокий белый след.

Самолет мягко коснулся земли и немного пробежав, остановился совсем рядом, метрах в тридцати. Это был какой-то легкий бипланчик. Диск пропеллера покрутился еще немного и замер в горизонтальной восьмерке. Кабина открылась и оттуда показалось улыбающееся лицо красавца-летчика в шлеме и с усами. Ба, да это же сам Ричард Бах! «Что развалился? Залазь, полетаем. Твоя очередь». Радость и восторг наполнили грудь. Через минуту я уже был в кабине. Земля набегала быстрее, быстрее, потом дома и деревья стали уменьшаться и ощущение полета, легкости и свободы вводило в состояние невыразимого дикого экстаза. «Теперь управление бери на себя и покрутимся: бочка, переворот, пикирование, выход, кабрирование, петля и так далее… Как я тебя учил». «Интересно, когда это он меня учил, что-то не припоминаю». Сначала земля оказалась над головой, потом начала приближаться. В голове стало распирать, в ушах зашумело, в глазах потемнело, появилась красная пелена. «Расслабься, расслабься»,- услышал я голос мастера сквозь эту пелену, - «теперь на выдохе от Байхуэй вниз, не делая паузы». Голову отпустило. «Продолжай так дальше по малой космической орбите, после этого переходи на большую». Опять с шумом накатило, во лбу замелькали вспышки, потом снова отхлынуло. Успела только мелькнуть мысль, что перегрузка, пожалуй, покруче восьми будет. В промежутке заметил, что это уже не биплан, а, скорее, боевая «Сушка» и голос Мастера звучит откуда-то сзади сверху, как из задней кабины.

Я уже был весь мокрым. Жара невыносимая, пожалуй градусов пятьдесят. Носом уловил запах печеного хлеба и шоколада. Наверное, бутерброд с сыром подгорает, который я не успел съесть в столовке и засунул в карман комбинезона. И шоколад из летного пайка похоже плавится, а говорят, что тугоплавкий.

И вот я уже сижу на второй паре математики в третьем корпусе нашего ГАФа. Еще только середина мая, жара стоит невыносимая. Сейчас бы в гидропарк, а мы тут по партам растекаемся, мозги плавятся. Иван Потапыч, как ни в чем не бывало, в галстуке и еще в кителе, по всей форме, только подошва на левом ботинке отрывается, наверное, от жары. Надо ему тюбик клея 88-го подарить, схватывает намертво. Потапыч рисует мелом на доске формулы и описывает бесконечность. Это он, оказывается, ленту Мебиуса описывает. Теперь для наглядности он ее пытается изобразить на пальцах в воздухе. Из этого у него какие-то фиги получаются. Смешной такой. И так все понятно. Был бы дурак не понял, а я понял, хотя нет, не понял. Она хоть и бесконечность, но все равно плоская. Голова уже кругом идет. Еще немного и все. В глазах опять темнеет.

Как же все-таки с этой бесконечностью? Непонятно. Сколько я же этих кругов навертел, вспотел только весь и тошнит невыносимо. Это, наверное, от дыма. Откуда от взялся? Может, от трения, а не от бутерброда? Вспомнил нашего йога Андрея Сидерского и его восемь кругов силы. У него как-то все иначе получается, а я тут уже Бог знает сколько намотал. А что изменилось? Восьмерка и есть восьмерка хоть в плоскости, хоть в пространстве. Как количество переходит в качество? Причем здесь восьмерка, а Мастер что-то говорил еще о двойке и тройке. Опять появился Потапыч со своими формулами, только теперь почему-то в белом шелковом цигуновском костюме, расшитом золотом и в актовом зале пединститута, где проходили последние занятия по Джун Юань цигун. «Тройка из двойки получается, когда последняя производит три изначальные структуры – три Юаня»,- говорит он, глядя на меня, - «как это получается, если не знаешь, спроси у своих родителей, а если увязать их в единую простую форму, получается восьмерка. Исходя от обратного, чтобы вернуться к истоку, необходимо извлечь кубический корень, так как это трехмерное объемное пространство с тремя координатными осями, то есть куб. Математически это очень просто. Все гениальное просто». «Это же элементарно, Ватсон», - слышу я внутри себя голос Ливанова. «Кубический корень из восьми равняется двум», - продолжает Потапыч,-«Двойка-это уже плоскость. Дальше уже думайте сами, как через плоскость пройти в точку, подобно прохождению через ворота в другое пространство».

«Если понял, включай форсаж и пиши восьмеркой объем, ускоряясь и постепенно уменьшая ее радиус»,-услышал я за спиной голос Баха. В ответ сказал: «Выполняю» и включил все форсунки, не представляя, однако, насколько это возможно. Тело вдавило в кресло и возникло ощущение, что его начинает сжимать, выворачивая вовнутрь. Голова опять закружилась и через мгновение я вновь стал видеть светящуюся мандалу восьмерку внутри себя и одновременно, как бы со стороны, она постепенно стала приобретать объем, вырастая в две круглые пирамиды, как две горы, напоминающее что-то, до боли знакомое, чем-то похожее на знаменитые горы с копями царя Соломона, в форме груди царицы Савской. «Зачем так сложно?», - услышал я свой внутренний почему-то женский голос. Горы приобрели отчетливое очертание двух женский выпуклостей с нежно-розовыми пятнышками вокруг больших тёмных бусинок. Вслед за этим появилась вся фигура с остальными характерными соответствующими признаками. Красоты неописуемой она стояла передо мной в одежде Евы, с одной только тоненькой атласной ленточкой, завязанной праздничным бантиком в виде красной восьмерки на два пальца ниже пупка, на области Ся Дань Тяня. Где-то внизу что-то напряглось и зашевелилось. Наверное, это кундалини, мелькнуло в голове, ну наконец-то.

-Кто ты, божественное создание, Венера Милосская или сама дева Мария?

-Чудак, не узнаешь? Мария, твоя соседка этажом ниже. Можно, как обычно, просто Маня. Разуй третий глаз, если не видишь двумя обычными. Совсем от волнения зрение потерял. Вот и дождалась. Ты думал я под твою музыку по ночам китайские пейзажи во сне обозреваю? Пока ты у себя за стенкой деревенеешь, я, дорогой, дерево помогала тебе выращивать, поливала и дятлов разных разгоняла, чтобы не беспокоили. Не зачем тебе дальше расти. Довольно, куда еще выше? От этого вокруг Земли озоновые дыры образуются. Буду из тебя Буратино делать, чтобы опять в нормального человека превратился. Остальное на дрова и стройматериалы пойдет. Ну же, поздравь Мальвину с 8 Марта,- нежно и вкрадчиво прошептала она, приближаясь, зачем-то развязывая бантик.

В голове у меня мелькнула догадка. Вот оно, искушение, которое Мастер называл вратами дьявола. «Хоть калиткой назови,- неожиданно ответила она на мои мысли, - но мимо меня тебе, парень, не пройти. Я охраняю покой Будды. Много вас таких как мух на свет летит, лучше расслабься и получи удовольствие. Мужик ты или евнух?» Внутри еще больше все напряглось, природа брала свое. Я стал лихорадочно соображать, как сделать, чтобы и овцы остались целы, и волка накормить, вспоминая, что там было у Монтека Чиа о преобразовании сексуальной энергии. Жаль, что это мы еще не изучали. «Что же ты, милый? Ворота открыты, входи»,- страстно зашипела Маня, ухватив меня за ползунок молнии на комбинезоне. Кундалини подняла голову и напряглась, словно готовясь к прыжку. Я до боли стиснул зубы и кулаки, сделал глубокий вдох и стал судорожно сокращать мышцы промежности, как описывал Монтек, отсчитывая до восьми. С каждым разом змея поднималась все выше и выше. После последнего толчка, когда я выдохнул и расслабился, она рванула вверх по позвоночнику огненной лавиной. В голове зазвенело, все пропало.

-Дышит, голубчик, да еще и как, - услышал я приближающийся из темноты женский голос.

-Вот и слава Богу. Подарок его жене к празднику будет, -ответил мужской. Кстати, слушай анекдот. Идут два ноля по пустыне. Один другому говорит: «Не представляю, как они могут в такую жару», - показывая пальцем на лежащую за холмом восьмерку.

Туман рассеялся и я увидел склонившуюся надо мной женщину в белом халате.

-Маня, уйди. Тошно мне от тебя, - с трудом выдавил я.

-Маней, дорогуша, соседку свою будешь называть. А я дежурный врач центральной станции скорой помощи, по ул. Богдана Хмельницкого 37-б. Знаешь такую?

-Еще бы не знать, там наша ассоциация Цигун арендует помещения для занятий.

- Если бы не твоя жена и дежурная бригада, летал бы уже твой Дух по разным мирам отдельно от тела. Вот гляди, еще бы чуть-чуть и дрова дубовые, - показала она мне почему-то песочные часы в виде объемной восьмерки с уже обрывающейся золотистой струйкой внутри. Реанимация конечно не самое удачное место для праздника, но наверняка лучше, чем на том свете. Завтра утром уже будешь дома давиться своим сгоревшим пирогом. Бдительнее надо быть в наше бардачное время. Кроме света, воды уже и газ с перебоями стали подавать. Выключили, включили, вздохнули глубже и полетели. Так что не спеши, скоро все там будем. Читал Нострадамуса, второе тысячелетие на исходе. Не забудь поздравить и поблагодарить свою жену, хорошо, что вернулась днем, а не следующим утром.

Это она от ревности. Говорил ей, давай вместе заниматься цигун, так нет, теперь всякие глупости в голове, глаз не спускает. Следующая попытка будет удачней, подумал я, и зачем-то перевернул восьмерку песочных часов, стоящих на тумбочке. Внутри заискрилась золотистая ниточка и одновременно где-то в противоположном конце корридора, похоже в актовом зале, послышались характерные удары барабанщика и музыка “большого дерева”. Есть еще немного времени.

С праздником вас, с 8 Марта, дорогие женщины и друзья цигунисты!



Киев – 1999 г.


Читать блог автора
0
Постоянная ссылка: