Поход на Алтай или встреча с неизвестным

Вид с Пика Ворошилова

… было ослепительно светло и яркий искрящийся свет, усыпанный золотой пылью пронизывал всё вокруг. Осознанность росла, пространство стремительно расширялось и, казалось, я сейчас взорвусь от осознания смысла всего мироздания. Величайшее спокойствие и умиротворение окутало меня, я ясно понимал, что нахожусь «на своем месте», там, где я всегда был и там где всегда должен быть. Я был «ДОМА». Рядом меня окружали родные души, и я не то чтобы видел их, я ощущал их всем своим существом, всей своей сутью, я знал их всех. Здесь не было времени, здесь просто всё было, было так, как оно должно быть. Чувство тотальной осмысленности, целостности и объединяющей божественной любви царило вокруг, я бы мог даже сказать, что я и был этим чувством.

Внезапно меня что-то толкнуло и я стремительно устремился вниз. Это было похоже на падение. Пространство сузилось, и я стал приближаться к чему-то очень маленькому, ограниченному, и как мне тогда показалось искусственному, это было похоже на вытянутое пятно или отрезок, по мере приближения к которому я понял, что это моя жизнь в нынешнем воплощении. Начало отрезка символизировало рождение, конец – соответственно смерть. Отрезок становился больше, и я падал куда-то в середину. При этом я видел всю свою жизнь как на ладони, и мне казалось, что я могу попасть в любую точку, какую захочу. Но почему-то меня потянуло в определенное место.

Послышался хлопок, пространство как будто раскрылось. Я глубоко вдохнул и открыл глаза. Тяжёлая мужская рука лежала у меня на плече, и низкий мужской голос произнёс «Вспоминай». Это был Ом. Разумеется, я не мог ничего вспомнить и чувство отчаяния, одиночества и разочарования нахлынуло на меня. Осталось лишь еле заметное ощущение, что я прикоснулся к чему-то несоизмеримо большему, к чему-то родному, вечному и до боли знакомому. Я встал, было темно, вокруг были горы, звездное небо, у костра сидело несколько человек. Сзади послышались странные звуки и несколько человек с чувством восторга, захлебываясь от волнения что-то рассказывали друг другу, я понял, что они возвращались из аналогичного путешествия, что и я…

Мне было 25 или около того. Я был молод и много путешествовал. Только сейчас я осознал, что нахожусь в предгорьях Южного Алтая, где-то в восточной части Казахстана. События предшествующие этой поездке были почему-то в какой-то дымке, я слабо представлял себе куда еду и что ждет меня впереди, но, тем не менее, ясно чувствовал, что всё вело меня именно к этому моменту и месту. Со мной было ещё человек десять, таких же отчаянных путешественников, как и я… Это был первый вечер в горах. Мне совершенно не хотелось ни с кем говорить. Я молча набрал кружку чая и, поймав несколько понимающих взглядов, неспеша побрёл к палатке. Вечер сменила ночь, и я пошел спать. Как это часто случается в горах, вместо обычного сна внимание провалилось в совершенно иную бороздку, где всякие физические законы перестают действовать, и мир говорит с тобой абстрактным языком образов.

Следующий день начался легко и незаурядно, и, казалось, ничего не предвещало беды. Мы запланировали стоянку на весь день, так что можно было спокойно осмотреться или прогуляться по окрестностям. Стоянка по непонятным для меня причинам называлась «кабинет». Погода не предвещала ни одного облачка, и поэтому Ом без тени сомнений сообщил: «все 10 дней будет дождь как из ведра». Новички, однако, не понимали скрытого маневра этой фразы, и пришлось отстоять позицию: «дождь, грозы, а на 3ий день снегопад. И никак иначе – вон какие тучи!». Также Ом сообщил, что в «паре часов» отсюда есть очень интересная вершина, что при желании мы можем прогуляться до неё. Большинство последовало его совету. Мы вышли втроём – Ёж, Dostapo и я.

Ёж был молодой парень лет 35, достаточно опытный сновидящий, с чисто «Кастанедовским» мировоззрением. Он был во всём оригинален – часто он делал всё наоборот (или просто занимался «неделанием»), иногда ходил на руках, спал на полу или ёл левой рукой. Что меня поразило больше всего - весь поход он прошёл в сланцах (в резиновых китайских сланцах!!!), несмотря на снег, дождь, град, не говоря о подъемах на скалы с 30 килограммовым рюкзаком. В общем, интересный тип атлетического телосложения с мощным торсом и сильными руками (хотя он вообще не занимался спортом).

Dostapo был мужчина за 40. У него было круглое, с детским выражением лицо и большие толстые очки. Не смотря на возраст, он был самым «молодым» из нас. Самым молодым, открытым, наивным и незамороченным. Он постоянно ходил с блокнотом и с открытым ртом слушал разного рода истории, записывая интересные техники, литературу и т.д. Он постоянно интересовался чем-то, как ребенок задавал много вопросов. Он был чист, в нём не было ни капли Эго, Чувства Собственной Важности или Превосходства, он был всё время в позиции ученика.

Пройдя несколько километров и забравшись на первый пригорок, мы встретили ещё несколько «наших». Это были Никогда, Aloe и m14kk1 (или «просто Леха»).

Никогда был парень чуть старше меня, хотя на вид ему не дашь больше 20-22 лет. С наголо выбритым черепом и потрясающе гармоничной и искренней улыбкой. Я с первой встречи заметил некий необычный блеск в его глубоких глазах и уловил в нем родственные энергии растений силы и психоделических веществ. Он писал музыку и был творческим человеком. Причём это творчество проявлялось во всём – в том, как он говорил, как он готовил, как жестикулировал. Он говорил чуть медленнее, чем остальные, постоянно жестикулируя и, всматриваясь в глаза собеседнику, как бы спрашивал – поняли его или нет. Его мышление было абсолютно не линейным.

Aloe – молчаливый суровый воин (так я прозвал его). Мало разговаривал, много фотографировал, постоянно копался в разного рода гаджетах, смотрел на карту и строил разного рода маршруты. Интроверт, настоящий воин, постоянно находящийся в процессе самоосознания и самоанализа. Превосходный сталкер.

Просто Лёха был обыкновенным питерским мажором, который типа как «случайно» оказался в нашей компании. Со слегка пофигистическим мировоззрением, он был немного избалован и ленив. В нём ярко прослеживалось европеоидное мышление и повадки Питерского анденграунда. Казалось, его совсем не волновало происходящее.

Итак, ребята шли нам на встречу и с ноткой разочарования сообщили, что дальше непроходимые скалы и достаточно опасно и рискованно продолжать путь к вершине. Мы остановились и решили перекусить орехами, сделать пару фотографий. Я заметил, что я фотографировался один, остальные либо не фотографировались вообще, либо снимали окружающие их пейзажи, аргументируя это тем, что создавать «личную историю» им не к чему. Действительно зачём??? Задумался я. Ведь человек на фотографии это уже не ты… - говорил Никогда - Это всего лишь часть твоей «личной истории», с которой рано или поздно придется расстаться, это пустой набор социальных ролей, масок и разного рода ментальных и мировоззренческих структур. Но озарение посетило меня не на долго  и я продолжил фотосессию, всячески кривляясь, и воображая как размещу данные фото в социальной сети..

Я решил всё-таки проверить горы на прочность и мы с Никогда двинулись дальше. Скала действительно была отвесной и постепенно переходила в хребет. Хребет был очень узок, по краям были резкие обрывы и все, что оставалось – это ползти по вершине как по лезвию бритвы, только вперёд в страхе сорваться вниз. Прошло некоторое время, Никогда отстал, той самой вершины, о которой говорил Ом, до сих пор не было видно. Никогда был в метрах 80 от меня и что-то кричал, из-за сильного ветра я не мог разобрать что, но понял, что он возвращается в лагерь.

Разного рода мысли стали посещать меня – с одной стороны идти дальше одному было достаточно опасно, но с другой стороны мне казалось, что вершина где-то недалеко и поворачивать назад на пол пути глупо. Вдобавок ко всему меня захлестнуло чувство азарта и, разумеется, Чувство Собственной Важности дало о себе знать. Я был уверен, что МНЕ не составит труда покорить эту вершину.

Пройдя ещё 1,5 - 2 км по хребту и, несколько раз чуть не сорвавшись вниз, передо мной открылся потрясающий вид - тот самый Пик Ворошилова. Мощная неприступная вершина как игла грозно возвышалась над хребтом и, была, по сути, его продолжением. Также я заметил, что с других сторон к Пику подходило несколько хребтов. Величие и красота этой вершины, уходящей в небо, покорило меня. Что-то ёкнуло внутри, сердце забилось быстрее. Не с первого раза я нашёл подход к вершине. С большим трудом я взобрался до самого верха – до белого флага. Вид был потрясающий. Флаг был плотно вкопан, точнее сказать «воткнут» в скалы. Рядом была коробочка – что-то вроде маленького сундучка, там была пол литровая пластиковая бутылочка с записками, несколько зажигалок, нитки, иголки, даже несколько высохших пряников и конфет. Среди всего этого барахла мне попалась на глаза необычная плетёная красно-черная фенечка. Мне до того она понравилась, что я решил взять её с собой. Было начало пятого (темнело в 8). Я испугался, что не успею спуститься и, поспешил вниз. Я решил идти по другому хребту – так сказать для разнообразия.

Пройдя несколько сот метров по «лезвию» очередного хребта, я уткнулся в скальную стену высотой метров 7-8. Как я ни пытался, я не смог покорить её + все время присутствовал риск сорваться. Оставив попытки, я решил спуститься прямо вниз – по обрывистому склону. Сам хребет возвышался метров на 300-400 и если найти удачный участок, можно было быстро оказаться у подножия.

Найдя, как мне казалось тот самый удачный участок, я осторожно и медленно начал спуск… Спустившись метров на 30-40, я оказался на ссыпухе (груде мелких камней). Я двигался аккуратно и не спеша, но, не смотря на это, груда камней подо мной неожиданно начала движение вниз. Я пытался вцепиться в скалу, в землю или в что-нибудь неподвижное, но вся масса на расстоянии 1,5 – 2 метров начала движение вниз!!! В метрах 15 виднелся приличный обрыв, к которому я стремительно приближался, почти на самом краю виднелся небольшой выступ – это была моя единственная надежда. Я двигался несколько секунд, но, как говорят, за это время вся жизнь пролетела перед глазами. Я остановился в 2-х метрах от обрыва и несколько минут изо всех сил сжимал этот спасительный выступ, хотя находился почти в горизонтальном положении.

Двигаться вверх было сложно. Каждый метр давался мне с трудом: делая каждый шаг, приходилось искать под грудой камней какую-нибудь опору или же делать небольшой подкоп, на который можно было опереться, чтобы опять не поехать вниз. Минут за 40 я проделал путь вверх, путь который в обратном направлении занял у меня несколько минут.

Следующей попыткой было идти вдоль вершины хребта (метров на 10 – 15 ниже), чтобы обогнуть ту самую скальную стену, с которой я не справился в самом начале. Я шёл очень медленно, так как вокруг почти везде были те самые сыпучие камни, по которым я съехал час назад. Проделав небольшой путь, я оказался в очередной ловушке. Передо мной был небольшой, но непреодолимый обрыв, позади и внизу ссыпуха (из которой я еле выбрался), а саму вершину хребта от меня отделяла огромная, почти плоская скалистая стена.

Время было начало восьмого. Меня охватила паника. Через час уже будет темно. На плечах у меня был чехол от спальника (вместо рюкзака), в нём была уже пустая пластиковая бутылка, и немного орехов, которые были солёные и, из-за отсутствия воды, их совсем не хотелось есть. У меня не было ни зажигалки, ни даже фонарика. На мне был слегка утепленный спортивный костюм, и я знал, что на этой высоте температура ночью падает почти до 0. Кроссовки и штанины ниже колен были разорваны, от перчаток с открытыми пальцами тоже мало чего осталось. И я, уже в десятый раз прыгал на эту стену и уже изрезанными руками отчаянно пытался взобраться вверх. Но всё напрасно. При одной мысли о том, что я могу остаться здесь на ночь, меня начинало трясти.

Как??? Меня мучил один вопрос – Как я мог оказаться в такой нелепой и глупой ситуации… ??? Я сто раз был в горах, я был уверен в себе, и я никак не мог поверить, что Я не могу спуститься с какой-то там горы. В общем, много мыслей посетило меня в тот момент. Мир разделился на две части – там внизу и здесь. Все проблемы моей жизни слились в одну – спуститься с этой горы. Было явное ощущение присутствия и, казалось, гора специально меня не пускает, смеясь надо мной. Я чувствовал себя маленьким ничтожным муравьём, от которого мало что зависит.

Было принято единственно верное (как мне тогда казалось) решение – медленно и верно двигаться обратно тем путём как я сюда пришёл, очень медленно, главное не подвергая жизнь опасности. Я так и поступил и двинулся назад. В 8 часов я был опять на вершине. Положив обратно одолженную фенечку (после этого момента я стал суеверным), я просто упал от усталости рядом с флагом и провалился в глубокий сон.

Времени прошло не много, но когда я очнулся, были видны первые звёзды, уже было достаточно холодно и дул сильнейший шквальный ветер. Я попытался развести костер, используя зажигалки из сундучка, несколько палок, которые я набрал по пути и те самые записки путешественников, оставленные в бутылочке. Конечно, у меня мало что получилось, но руки согреть удалось. Здесь оставаться было нельзя, так как дул очень сильный ветер, да и просто оставаться без движения было рискованно. С большим трудом, иногда подсвечивая фотоаппаратом, мне удалось преодолеть несколько десятков метров вниз. Дальше было несколько сложных отвесных спусков, и преодолеть их ночью было не возможно. Было принято решение провести ночь здесь.

Я выбрал место, где было несколько метров более-менее плоской поверхности. Разумеется, о том, чтобы вздремнуть не было и речи. Вокруг были скалы, источающие из себя холод, посвистывал сильный ветер и, прилечь означало окончательно замерзнуть. Я периодически присаживался на корточки и интенсивно дышал, выдыхая теплый воздух под мастерку, потом вставал, немного разминался (приседал, отжимался) и ходил эти 3-4 метра взад вперед, потирая ладони. Потом опять присаживался на корточки… Мне казалось, что я повторял этот круг бесконечно. Я уже вспомнил всю свою жизнь, обдумал, как и что изменю, если все-таки смогу спуститься с этой грёбаной горы. Я заметил, что начинаю материться, хотя всегда считал себя воспитанным человеком. Вспоминал детство, родственников, женщин и вся эта городская жизнь, с её пустой суетой, показалось мне такой мелочной, все эти переживания и тревоги такими ничтожными, что я даже посмеивался над собой.

По ощущениям прошла целая вечность. Я подсветил фотоаппаратом старые китайские часы Casio, которые мне одолжил друг. Начало одиннадцатого!!! Не может быть! Время практически остановилось, и каждые пять минут можно было смело прировнять к часу повседневного времени. Мало сказать, что за эту ночь я вспомнил и обдумал всю свою жизнь. Я осознал ценность своего существования. Просто быть живым и здоровым – более чем достаточно для счастья. Если человек жив – у него нет проблем.

Начало шестого. Плавно начинался рассвет. В горле пересохло, и я практически не чувствовал тела. Спуск оказался на удивление легким и занял не более 2-х часов. Я спустился по правому склону к огромному леднику, который являлся началом небольшой речки. Пить очень хотелось, и этот ледник сразу стал основным объектом моего внимания.

Спустившись, я бросил взгляд на вершину. Что-то величественное и грозное было в ней. Все эти горы олицетворяли мощь и глубокую древнюю мудрость. Они были живые. Пик Ворошилова словно смотрел на меня, демонстрируя свою силу и превосходство. Я чувствовал себя маленькой песчинкой в пустыне и прекрасно понимал – если бы гора не захотела отпустить меня – я бы не спустился. Я сделал низкий поклон в знак уважения и направился к леднику.

Следующий час я валялся на солнышке, пил воду и доедал оставшиеся орехи. У меня не было проблем. Точнее я решил ту единственную, которая у меня была – я спустился. Искупавшись в маленьком озере, которое было расположено по ходу реки, я продолжил путь к лагерю.

Первый кого я увидел, был Aloe. Ребята уже вышли к следующему пункту и шли тем же путём, что и я. Мы крепко обнялись. Подошло ещё несколько ребят, мы обменялись короткими фразами. До лагеря оставалось меньше часа пути. Там меня ждали Ом и Вомбат.

Вомбат был мужчина лет 45. Старый знакомый Ома. Он был опытный путешественник и уже не раз бывал в этих местах. Эрудированный, начитанный, с превосходным чувством юмора, он был на редкость глубокой и интересной личностью. Как-то раз Ом спросил его – приедет ли он в следующем году, на что тот ответил – «Если смогу – НЕ приеду».

Я дошёл до лагеря, Ом и Вомбат сидели у костра и, как ни в чем не бывало, беседовали. Казалось, они не заметили моего появления. Я присел у костра и, начал жалостливый рассказ, намекая на то, что мне надо пару часиков отдохнуть. На что Ом ответил, что мой рюкзак уже собран и у меня есть минут 15-20 на то, чтобы перекусить. Нельзя было отставать от группы. Я еле стоял на ногах, но делать было нечего. Я вяло накинул рюкзак и поплёлся за Омом.

Это был третий день в горах. Мы шли по снегу, точнее по устью замёрзшей реки, силы постепенно покидали меня, и я думал лишь об одном – как не потерять из виду впереди идущих людей.

Было решено сделать привал. Ом порекомендовал мне старую добрую технику «сумрак», которую мы практиковали на днях. По его словам она перезагружает сознание и хорошо восстанавливает силы. Моё сознание выстрелило из тела, словно из рогатки. Резко назад, за спину, я словно выпал из реальности. Пространство с треском схлопнулось и я снова прикоснулся к чему-то вечному и изначальному, я ВСЁ вспомнил. Пришло время возвращаться назад, и я знал, что всё забуду, но на этот раз не было чувства потери и отчаяния. Скорее наоборот чувство принятия и доверия происходящему. В нашем мире прошло всего несколько секунд, хотя по ощущениям я отдохнул пару часов. Я открыл глаза, вдохнул свежий горный воздух, визуально пространство стало чище, как будто все протерли тряпочкой до блеска. Я обрел большую целостность, некий стержень, которым являлось то самое знание кто я и откуда. Я молча и с лёгкостью взял рюкзак и уверенно зашагал вперёд. Впереди нас ещё ожидал перевал через большой хребет с довольно таки отвесным склоном…

Часть 2

Мы часа на 2 отставали от группы и поэтому решили немного срезать через довольно таки крутой перевал. Мы подошли вплотную к горе и выбрали самое отвесное место для подъёма. Вомбат аргументировал это тем, что в этом месте была скала, и было за что ухватиться руками, в то время как по ссыпухе подниматься было довольно таки опасно. Ни теряя ни минуты мы начали подъём, Ом словно взлетел на верхушку и уже через пол часа шёл по хребту в нужном направлении, Вомбат немного отставал от него, а я в свою очередь не добрался и до половины. Чем выше я поднимался, тем сильнее был ветер. Казалось, 25-ти килограммовый рюкзак стал ещё тяжелее и сильные порывы ветра так и хотели выдернуть меня со скалы. Один раз я чуть не сорвался – нога соскачила, я попытался ухватиться за выступ, но выступ тоже поехал вниз, я за долю секунды ухватился за другой и еле удержался на скале. Если бы он тоже поехал (что вполне вероятно), моя тушка полетела бы вниз, то и дело шаркаясь о скалы. Мой подъём занял более часа.

На вершине был сильный ветер, вдалеке виднелась фигурка Вомбата, и я из-зо всех сил спешил и старался не потерять его из вида. Через какое-то время я почувствовал, что моё тело отказывается идти, ноги становятся ватными, внимание еле держится. Ни какие усилия воли не могли заставить идти меня дальше, более суток в пути и отсутствие сна сделали свое дело. Я только успеваю снять рюкзак, как тело само падает в глубокий сон. Перед глазами замелькали странные пейзажи гор, окутанных полумраком чего-то совсем древнего. Со мной было несколько человек. Мы не понимали, где находимся. Вокруг была огромная площадь у подножия древнего храма. Почему-то у меня было ощущение, что это древняя Мексика. Мы двигались в направлении храма, к которому вела огромная лестница, и в конце которой стояло несколько человек – не то жрецов, не то воинов. Но, не успев услышать речь одного из них, что-то вытянуло нас в 21 век к началу 3-го сезона 2012. Думаю, проспал я не долго – около получаса.

Пройдя несколько километров в предполагаемом направлении, я встретил Вомбата, дружелюбно дожидавшегося меня. Мы перекусили, немного пофилософствовали и двинулись дальше.

Было уже часов 5 когда мы встретили Ома. Он был на берегу озера и загорал на своём коврике. Он сказал, что около часа назад прямо здесь он нагнал группу, и они решили дойти до следующей стоянки под названием «флажки». Он дружелюбно предложил мне переночевать здесь. Я спросил, сколько ещё до общей стоянки, он ответил, что если сейчас выйти можно успеть до заката. Как ни странно я почти не чувствовал усталости. А точнее я не просто не думал об этом, голова была пуста – пока тело идёт, иду и я, нет жалости к себе, нет лени и прочего мусора, который обычно засоряет голову.

Когда я дошёл до лагеря, оказалось, что я почти догнал группу – люди пришли около 20 мин назад. Стоило мне поставить палатку, как пошёл дождь и начало смеркаться. Ужин был на редкость приятным и вкусным. Вечер прошел в неторопливой беседе о книге перемен, циклах луны, смене эпох и обо всем, что приходит к разговору у костра на этом месте Силы. Разумеется, при первой возможности, я устроился в палатке, мечтая отдохнуть. Но не тут то было…

Если случайно забыть, что ты человек и находишься в хлопающей палатке, ураганный ветер снаружи может навсегда лишить рассудка. Одна часть тента (которым я дополнительно накрывал палатку, т.к. она не выдерживала сильного дождя) оторвалась и с силой хлопала о палатку. Ветер был настолько силён, что палатку сложило почти вдвое, и верхний тент уперся мне в лицо. Казалось, что несущие дуги сломаются под натиском стихии. Спальник промок, палатку иногда приподнимало и мне казалось, что её вот-вот сорвёт с места. Это был настоящий ураган.

Я выбежал из палатки, пытаясь поправить тент и закидывая края палатки крупными камнями, чтобы её не унесло. В ту ночь дождь шёл как из ведра, подгоняемый раскатами грома и ураганным ветром.

Находиться в мокром спальнике, дрожать от холода, всем телом ощущая мощь стихии, было не лучшим время провождением и, с первыми лучами солнца, я отправился к костру. Там было не лучше, но присутствие нескольких человек как-то подбадривало. Весь день шёл сильный дождь, и мы так и не отважились выйти.

Тем временем, под впечатлением от грозы, у воинов за костром созревал кружок «Семи Суровых». Ёж сделал предположение, что Личная Сила (грубо - сила воли) = суровости, и показал всем босые пятки, которыми он прошел весь перевал. Вскоре за костром осталась только группа Ежа. Они придумывали все новые и новые способы суровости, выпиливая из веток ложки и вилки, одевая насквозь мокрую одежду, сидя на холодной земле и другие виды обретения ЛС. Кто-то для пущей эффективности повесил спальник под дождь, а сам сел на корточки и провел всю ночь сидя.

Пятый день обрадовал более-менее хорошей погодой. Туман в ущелье начал рассеиваться под лучами восходящего Солнца, и поднимался вверх, образуя странные формы то бегущего тигра, то небесного дракона, то других странных существ, странно играющих друг с другом, переливаясь из одной формы в другую и образуя новые самые немыслимые приращения, какие не увидеть в городе или вообще в каком бы то ни было другом месте.

Мы вышли рано с утра, мин в 20 от стоянки была небольшая речка, я было попытался найти брод или разуться. Но остальные, как бы не замечая препятствия, прямо в обуви проходили мимо, причём погружаясь чуть ли не по пояс в воду. Группа попалась на редкость суровой, почти никого не волновало мокрые они или сухие, идти в дождь или в солнце, нести 30 или 40 килограмм, останавливаться на перекус или нет. После небольших колебаний я последовал за ними. Не прошло и часа, как пошёл сильный дождь. Разумеется, никто и не думал останавливаться.

С нами было 2 девушки, я всё время поражался тем, что они почти не уступали в выносливости мужчинам.

Ри Тими (или просто Ри) – девушка 30 лет, с необыкновенно красивым голосом. Когда она пела, у меня просто захватывало дыхание. В дальнейшем выяснилось, что она несколько лет путешествовала по востоку, в том числе и по Индии.

Мата Мата – ей было около 30, восточной внешности, тоже безумно любила восток. Чёрные, глубоко посаженные глаза, безумно наивные и честные как у ребенка. Одевалась она всё время в какую-то индийскую одежду, у неё было куча браслетиков, тряпочек, разных индийских масел и аюрведических средств. Довольно творческая натура с необыкновенно большим интегралом осознания (для своего возраста и, не смотря на то, что она девушка). Она приехала со своим парнем Энди. Он играл на гитаре и пел, она подыгрывала на дудочке. Кажется, у них была своя группа, и даже передача на одной из Московских радиостанций. Удивительно гармоничный союз.

Энди и Мата Мата представляли собой элиту так называемых «современных видящих». Оба находились на уровне двойника (души) и обладали «малым видением», грубо говоря, могли видеть энергетическую структуру человека, его уровень осознания, карму, прошлые воплощения и т.д.

Следующая стоянка называлась «Город Сталкеров». Там было много камней, сложенных странным образом и это место действительно было похоже на древний город. Мы пришли достаточно рано, дождь перестал идти, и выглянуло солнце. Все не преминули разложить промокшие вещи на солнце и, равнина из камней превратилась в разноцветную поляну из спальников, курток, рюкзаков и прочей одежды.

Уже начинало темнеть, члены группы поставили палатки и подошли к костру за порциями магических практик и, заодно, медовой каши с изюмом. До позднего вечера во тьме возле костра раздавался жуткий хруст костей – воины улетали в Сумрак. Было время пообщаться и попрактиковать. Я поражался мастерству, с каким Ом вел общение с окружающими. Он держал в своем внимании всех одновременно и на протяжении всего похода вёл с каждым свой диалог. Он одновременно мог участвовать в нескольких спорах, и казалось он видит нас насквозь, все наши заморочки, недоработки и искажения.

- Смотрите какой рубик у меня получился – продолжал сегодняшний «вечерний урок» Ом и достал какую-то фиговину и подмигнул - «Семь на семь!». Он передал изобретение по кругу и мы с любопытством стали разглядывать, что же это он там смастерил. «Намерение, Вера, Настроение, Решение, Действие, Анализ, Понимание» - виднелось в верхней горизонтальной полоске семи квадратов. И тоже самое было в левом вертикальном столбце таблицы. Пересечения линий образовывали всевозможные сочетания: намерение-намерение, намерение-вера, вера-намерение, и все другие 49 элементов Универсального Подхода. В остальном, как и у обычного кубика-рубика, здесь было 6 плоскостей и две степени свободы в каждой строчке: горизонтальная и вертикальная. Когда кубик берешь в руки, он начинал вибрировать, потом на какую-то долю секунды обжигал ладони и отражал конфигурацию Воина. Так, передавая Рубик по кругу, каждый увидел свою конфигурацию подхода и отклонения, смешения уровней. Я взяв его в руки и увидел аж несколько недостающих мне элементов и, почти с остервенением пытался вправить недостающий элемент, но кубик был многомерным, и попытки исправить одно тут же вызывали смешение на всех других уровнях. «Не все так просто, брателло», дружески сообщил Ом. Это только на первый взгляд, чтобы поправить уровень действий, кажется нужным подвинуть так. На самом деле это делается так: и Ом завращал плоскости Рубика, перемещая намерение в решение, действие в настроение, настроение в анализ, и снова решение в понимание, понимание в намерение. Через пару минут у него в руках опять сиял идеально собранный Кубик Рубика. «Практикуйте» - он снова передал игрушку по кругу, подмигнул и ушел спать.

На небе снова взошла полная Луна, все осветилось прохладным, приятно сияющим лунным светом, и пришло время ложиться спать, но я решил остаться. Впервые за весь поход меня охватило проникновенное чувство глубокой привязанности к этим местам. Мне не хотелось спать, мне хотелось всем своим существом присутствовать здесь и созерцать эту необычайно прекрасную картину.

Луна была как минимум вдвое больше обычного, она светила так ярко, что освещала даже несколько скал, находящихся поблизости. Палатки были разбиты на открытой ровной местности, напоминающей площадь. Я бросил взгляд на необычно выстроенные многотонные валуны и на находящуюся рядом скалу. При свете луны скала точь в точь копировала силуэт того самого Мексиканского храма, который я видел несколько дней назад во сне!!! Пространство в этом месте как-то странно вибрировало, и я почувствовал явное смещения восприятия. Я решил провести эту ночь в спальнике под открытым небом и не ошибся. Как только я закрыл глаза, меня выкинуло из тела и я Увидел нашу группу в виде светящихся существ. Причем осознанием (свечением) обладали не только люди, но и некоторые скалы, огромные валуны и даже огромный старый пень, располагающийся на расстоянии вытянутой руки от меня. Я стал медленно скатываться в сон…

- «А ты ведь ничего не знаешь о жизни, Паш» - подмигнул мне пень. Конечно, это был тот самый пень, возле которого я расположился часом ранее – но какой! Теперь он полон сил, мудрости, с горящими глазами и простодушной улыбкой доброго дедушки. «Время идет, формы наполняются сутью, и суть переходит в новые формы – это закон движения, эволюции», продолжал пень, «смотри» - и вдруг я увидел большой молодой дуб с теми же горящими глазами моего собеседника. «Сегодня ты прав, но завтра то же самое верное решение приведет тебя к смерти» - и дальше я увидел картину Битвы Силы. По началу это показалось совсем не интересным, обычным зрелищем: просто проехал трактор и оставил за собой огромные колеи. Но, приглядевшись, я увидел ровно между колеями нетронутые спальники со спящими воинами. «Да ты не шутишь!» - сказал я с тревогой, что значат твои слова и эта картина? «Сила хранит каждого из нас, и ничто не может произойти без Воли Высшего».

На следующий (шестой) день предстоял большой переход и с первыми лучами солнца я услышал свист Ома, что означало «подъём». Мы вышли в начале седьмого.

Погода была отличной, но стоило пройти несколько часов, как раз к вершине основного перевала, вся радость и энтузиазм разрушились одним ударом молнии в полутора километрах от нас. Мы посмотрели в небо и увидели черную грозовую тучу, которая только что появилась на перевале из-за соседней вершины. Теплый ветер тут же сменился холодным, бьющим в глаза ледяным дождем, а спустя минут 15 и градом. Со всех сторон потекли ручейки. А туча, вместо того чтобы пройти мимо и исчезнуть, ровно распределилась по всему перевалу. «Это самоубийство» - думалось мне, когда вся группа скорым шагом двигалась прямо в центр молний. Пространство сузилось, стало тяжёлым, было такое ощущение, что воздух приобрёл дополнительную плотность. Молнии мелькали слева и справа, почти не касаясь воздуха. Сразу в землю – мы были внутри грозовой тучи. На губах проявился горький привкус озона, казалось, все пространство вокруг наэлектризовано. Град бил с огромной силой, вся гора покрылась белой плёнкой. Но Ом только прибавил шаг и запел свою песенку. Больше всего я заволновался, когда увидел впереди идущего Aloe. Он был сам около 2-х метров + ко всему сверху рюкзака, чуть возвышаясь над его головой, торчал металлический котелок. Он шёл первым и, из-за большого расстояния между нами и шума, у меня не было возможности предупредить его. Почему-то меня позабавила эта ситуация.

Молнии били совсем близко, но никого не ранили и мы скоро спустились на место стоянки. Вечером Сила подарила тепло и Солнце, и мы подсушили промокшую одежду. Картина грозы и образ колеи от трактора, видимый во сне, наложились друг на друга и я осознал урок Силы телом, наяву.

Этот вечер я провел в философской беседе с Мата Матой, мне всегда нравились женщины, осознающие себя на чуть более глубоком уровне, на уровне выходящем за рамки обычной психологии, за рамки социальных масок и банальных ролей мужчина-женщина.

Этой ночью я в очередной раз вышел из тела и опять увидел группу в виде светящихся существ. На этот раз, вспоминая недавние уроки Ежа по сновидению, я постарался не проваливаться в сон. «Хочу Видеть Ома» - высказал я вслух своё намерение. Разумеется, я забыл уточнить, что хочу видеть именно энергетический кокон, и увидел самого Ома в человеческом обличие. Он тут же перехватил инициативу и начал читать длинную лекцию о том, что просто так Смотреть людей нельзя, что это не этично и т.д.

Далее он продолжил свои наставления уже в другом месте – пустынная местность, огромный круг из камней сложенных разным образом (напоминавших Стоухендж), в центре каменная лестница, ведущая вниз. Внизу необычайной красоты лазурный пруд, вокруг которого много каменных статуй и больших валунов правильной формы – похожих на скамейки. Вдоль пруда что-то типа аллеи, вымощенной серой каменной плиткой. Ом очень много объяснял, про энергию, точку сборки, про особенности восприятия в сновидении. Так же помню, что он говорил что-то про особенность моей энергетической структуры и мой потенциал. «Намеривай себя высшим существом, и никогда не показывай своего превосходства» - эта фраза врезалась мне в память. Меня поразила высокая осознанность и продолжительность сновидения. Хотя я мало чего запомнил, осталось явное ощущение, что объём переданной информации не растворился, а остался в более глубокой области подсознания.

Следующее утро выдалось дождливым, но медлить было нельзя, так как продукты уже заканчивались и к тому же пошла уже вторая неделя пребывания в горах. Не смотря на дождь и плохую погоду, было принято решение покрыть почти двойное расстояние (около 50 километров).

Мы двигались без остановки цепочкой на расстоянии видимости друг от друга. Рюкзаки изрядно полегчали, так как запас еды, который весил порядка 7-8 кг на каждого, уже почти иссяк. Это был единственный плюс в данной ситуации. Минусов было гораздо больше – натёртые за это время мозоли, уже полностью мокрая одежда и многое другое.

Мы шли уже несколько часов, всё время лил небольшой дождь, о том, чтобы остановиться не было и речи, цель была добраться до ближайшего населенного пункта и сесть на последний автобус до Усть-Каменогорска, там у нас была арендована 3-х комнатная квартира, в которой можно было отдохнуть и привести себя в порядок. Тем более предстоял ещё один поход в «Малые горы».

Был сильный туман, мы с Омом шли впереди по хребту одного из перевалов на высоте около 1,5 км. Я, пользуясь случаем, задавал интересующие меня вопросы. Ом с неохотой отвечал, намекая, что я через чур любопытен и мне не помешало бы больше практики, вместо пустой болтовни. Не смотря на это, разговор получился долгим и довольно таки содержательным. Из него я узнал, что для современных видящих самое важное – это СЗСН (связующие звено с намерением) или, проще говоря, связь с духом, и даже Ом боялся его потерять. Также в счёт шёл только интегрированный опыт. То есть временный уровень осознания не говорил ровным счётом ни о чём. Он также дал мне несколько техник для повышения уровня интегрированного осознания, в том числе технику правильного выполнения перепросмотра (кстати эта история является частью оного…)Наконец я задал ему свой коронный вопрос – «Ом, что ты знаешь??? Знаешь точно, на 100%???», надеясь застать его врасплох. «Я знаю, что я не знаю, я знаю на сколько я не знаю, и поэтому я точен» - запомнился мне его ответ.


Read author's blog
Permalink:
Evaluate and tell us what you think

Comments

Комментарии для сайта Cackle