Двенадцать деяний будды Шакьямуни

8. ПРАКТИКА АСКЕТИЗМА
«Есть две крайности, о бхикшу, которым не должен следо¬вать отрекшийся от сансары. С одной стороны — обычное в миру поведение... Это путь низкий, путь заблуждающихся.
С другой стороны—путь аскетизма-тапаса, мучительный, бесполезный, не¬достойный ищущего истину.»

Дхармачакраправартана Сутра.
Тапас
В Урувеле Гаутама пребывал 6 лет в состоянии самадхи, называемом «Всеохватывающее». Все эти годы Он практиковал самый суровый тапас, дове¬дя свое питание до одного зерна ююбы, одного зерна кунжута, и одного зерна ри¬са, при этом упражняясь в длительных задержках дыхания . Так Он сидел не шевелясь длительное время. Он страшно исхудал, кожа потемнела, волосы вы¬пали из головы, глаза впали так глубоко, что были видны одни пустые темные глазницы. Деревенские жители даже приняли его за сидящий труп, и как закрывают глаза у покойников, так они закрыли ему нос и уши, заткнув их хлопком. Он вынул его, и этого усилия оказалось достаточно для изнуренного тела — случился обморок. Он упал.

Забота матери
Это увидело одно божество и передало пречистой матери Майядэви: «Твой сын умер». Она спустилась из области богов, увидела, что Сиддхартха похож на труп, и начала причитать: «О мой сын, как только ты родился Ты сказал, что это рождение последнее. Теперь твой обет не выполнен. И предсказание Ашиты, что станешь Буддой кажется не сбылось...»

Тут, не подымаясь, Гаутама ответил матери: « Солнце, луна и мириады звезд могут упасть на землю, исчезнув. Но я не умру таким, как сейчас —будучи еще обычным существом. Поэтому ты не печалься, время уже близко, и ты станешь свидетельницей моего пробуждения...»

Майядэви возрадовалась и в окружении божеств возвратилась на небеса.

Оставление аскетизма
Мара, воплощение всех препятствий, дух зла и противоречия, приблизился к шакийскому отшельнику, и в сознании Бодхисаттвы прозвучало: «За жизнь тянешься?! Несчастный!» — но этот звук не повлиял на Гаутаму. Собрав все силы, он пришел к выводу, что такая практика аскезы не ведёт к высшему. Он решил пойти в селение за нормальной и достойной едой, а потом отправиться к Дереву Бодхи, в местность, где, по преданиям, все Будды обретали окончательное просветление. Каждому Будде суждено своё древо...

И когда Он сказал об этом своим ученикам, те сразу потеряли в него веру и ушли в Бенарес.

Бодхисаттва достал свои лохмотья и выстирал их в пруду. Устав, Он начал выходить из воды. Тогда Мара силой магии вознес высоченные скалы по краям пруда, чтобы Бодхисаттва не смог выбраться. Но богиня прибрежного дерева наклонила его ветви вниз, Бодхисаттва схватил их и вытащил себя. Под деревом Какубха Он сшил себе одеяние из этих лохмотьев и, накинув поверх оранжево-красноватого одеяния, вошел в деревню, чтобы достать немного еды.

Доброжелательная и сострадательная девушка Суджата приготовила ему рисовую кашу на сливках. На поверхности ее появились восемь счастливых эмблем: знаки бесконечного узла, лотос, кувшин, две рыбки, раковина, зонт, знамя, и дхармачакра, и это ее очень обрадовало. Предсказатели предрекли ей, что она обретет дар бессмертия.

Наполнив сосуд медом и молочной сваренной кашей, она преподнесла все это Бодхисаттве. Он взял еду и вернулся на берег Найранджаны. Затем совершил омовение и сбрил волосы и бороду, которые были унесены Суджатой как реликвии. Девушка-нага из этой реки приготовила ему сиденье. Опу¬стившись на него, Гаутама впервые за все это время принял здоровую пищу. Поев, выбросил сосуд в реку. Царь нагов Сагара подхватил его и унес в свое царство, откуда он потом попал на небо, вызвав ликование и радость всех богов.

9. ПОБЕДА НАД МАРОЙ
«Мара понял цель Бодхисаттвы и, притворившись его по¬читателем, появился перед ним и сказал: «Город Капилавасту захвачен Дэвадаттой. Дворец разграблен, а Шакьи убиты! Почему ты здесь сидишь, чего ждешь?» Мысли страстные, гневные и враждебные возникли у Бодхисаттвы, но Он, распознав их причину, породил три мысли-противоядия и устранил ими наваждение.»

Гой-лоцзава Шоннупал, «Голубые Анналы»

Древо Бодхи
Восстановив силы, Гаутама отправился к дереву Бодхи. Чувствуя сверхчеловеческую энергию, Он решил отбросить и преодолеть последние сомнения. Пошел дождь, который прибил пыль на дороге, а поднявшийся ветер срывал цветы с деревьев и бросал их под ноги идущему Бодхисаттве. Вершины гор накренились, и новорожденные младенцы, каждый из своего места, указывали ему путь своими ручонками. Боги небес и наги почтили его,тело Бодхисаттвы стало источать тонкий свет, обращая духов умерших, которые очищались от всякого страдания и беспокойства. По пути Гаутама набрал травы Свастика (или Куса) — зеленой, мягкой и приятной на ощупь. Достигнув дерева Бодхи, Он трижды обошел его, затем настелил траву корнями наружу и сел, устремив взгляд на восток, выпрямив спину и сосредоточив ум. Потом произнес обет: «Пусть пребывая здесь, высохнет тело, кожа, кости и мясо исчезнет. Но пока не достигну я Бодхи, труднообретаемое даже за кальпы, с места не сдвинусь...»

Искушения страхом и страстями.
Боги разместились в десяти сторонах света для защиты Бодхисаттвы, и Он, сидя под деревом, излучил из своего тела свет, называемый «Свет, созы¬вающий сыновей». Он проник в бесконечные пространства, и обители их поч¬тили Бодхисаттву.
Решив окончательно преодолеть все препятствия. Он испус¬тил из своего межбровья свет, называемый «Свет, разрушающий все области Мары» И по Вселенной раздался голос: «Тот, Кто готовился многие кальпы, Сын Шуддходаны, ушедший от царства, ради спасения всех истомленных Миром страданий, ушел Он из дома, Чтобы под древом стать Пробужденным...»
Мара, предводитель всех демонов, препятствий и противоречий, испугался, что его владычеству над умами людей придет конец, и напустил на Гаутаму страшные видения: то ужасные якши, с вывороченными наружу клыками и стелющимися до земли языками, вырастали из-под земли перед Его сосредоточенным взгля¬дом и бросались на него со всевозможным изуверским оружием, то кладбищен-ские вампиры-пишачи с трупами в зубах, сочащимися кровью, пытались вон¬зить в Него свои длинные когти, то вдруг налетал порыв ужасного смрадного урагана, сметающего все на пути: деревья вырывало с корнем и несло прямо на сидя¬щего; не долетая, они падали у ног Бодхисаттвы, а с их ободранных ветвей сползали огромные змеи, обвивая его, раскрывая свои ужасные пасти. На какое-то время все исчезало, но потом все появлялось с новой силой в виде скопища демонов-людоедов и духов, и их свирепые рожи и дикий лай проника¬ли до самого сердца... Одно видение сменялось другим, вот уже толпа беспо¬щадных разбойников появилась, приближаются, размахивая дубинами, орут: «А, вот у кого много всяких сокровищ, налетай!»—взмах дубины, хохот и... наваждение пропадает, появляется новое: горизонт заполняется дымом и гарью, кругом огонь, он все ближе, бегут сломя голову дикие животные, какие-то люди, страшный вой, треск огня, и его жар становятся невыносимыми, беги, отшель¬ник, спасайся!... Пламя вдруг пропадает так же внезапно, как и появилось. Ми¬мо прошли несколько воинов, истекающих кровью; за ними появились другие, целый отряд, увидели отшельника, подняли мечи, подходят все ближе, уже видны их искаженные ненавистью лица, а там дальше, словно насекомые, — огромное вой¬ско движется с быстротой неумолимой, вот уже заполнили всю землю, свистят пронзительно стрелы, впиваясь в ствол дерева, вонзаясь у ног в землю, боевые слоны трубят, идут, сотрясая землю, видны их кровавые, выпученные от нерависти глаза; с мчащихся колесниц пускают молниеносные орудия - чакры—они, бе¬шено вращаясь, с воем и свистом проносятся над рядами, мгновенно срезая воинам головы и руки с поднятым оружием; кругом кровь и горы трупов, а над кровавым этим месивом всплывает раскаленное добела адское оружие богов — брахмавидья, которое все уничтожает каскадами белого огня, оставляя после себя лишь оплавленные камни былых сооружений... Мощный толчок, удар, как тысяча громов, и снова все пропадает, исчезая в долгом умопомрачительном звуке, переходящем в сплошной гул... Появилась безжизненная каменистая равнина, кругом мертвая пыль, ни травинки, ни росинки, несколько лун освещают ледяную пустыню сухого мрака, и вдруг голос, неизвестно откуда шепчущий: «Знаешь, отшельник, сколько ты уже сидишь? Сколько кальп прошло? Все живое давно исчезло с земли, без следа... Для кого стараешься, иди, вста¬вай, спасай хотя бы себя...»

Сын Шакьев сидел не шелохнувшись. Много других страшных, невыноси¬мых видений увидел Он в тот вечер, но, будучи в знании того, что все элементы относительны и сущность их нереальна, он своим стойким и спокойным умом познал их волшебную природу и не поддался наваждению Мары.

Тогда дух противоречия и сомнения пустился в разговор с Бодхисаттвой, слова его раздавались, как звук в пустом кувшине: «Разве ты можешь достичь спасения лишь при помощи одних своих заслуг?» Бодхисаттва возразил: «Ты совершил одно беспрепятственное деяние, и в итоге стал Владыкой Мира Же-ланий, а я таких деяний совершил множество.

Мара ответил: «Про мое, хотя бы и единственное, знают все, даже ты. А кто знает про твои? Кто под-твердит их, кто, ?»

«Эта земля станет моим свидетелем, — ответил Бодхисаттва и коснулся земли правой рукой, —Эта земля есть опора всех существ, она беспристрастна и непредвзята, пусть она свидетельствует пред тобой, что мои слова являются правдой!

После этих слов земля шесть раз вздрогнула, и богиня земли Стхавара, наполовину показавшись на поверхности, сложила почтительно ладони и про¬изнесла: «О, высший из существ, Как Ты сказал, так оно и есть. Это очевидно, но, Владыка — Ты сам высший свидетель Истины, богов высший!»
Мара, услышав голос Земли, исчез со своим воинством, как шакалы от рыка льва, как воронье от звука стрел. Наваждения страшные и мерзкие, па¬мять отшибающие и в холодный пот бросающие, все ощущения жуткие и нестер¬пимые исчезли, наступило время других, иных видений, взор ласкающих, дивными звуками пленяющих любого, кто их услышит; чарующими и обольсти¬тельными движениями прекрасных дев, одна краше другой, манящими речами пытались они соблазнить отшельника: появились неожиданно, улыбались обво¬рожительно, от смеха их заходило сердце...

Но холоден ум сына Шакьев, не шелохнется, не дрогнут руки, лежащие одна на другой. Видение пропадает, чтобы дать место другому: уже не несколь¬ко, а множество их появляется, заботливых в наслаждениях, они окружают от¬шельника, манят, зовут... Снова исчезло все, но послышалась музыка со всех сторон, все закружилось и зашлось в неистовом и разнузданном танце; юных дев сменяли крутобедрые и пышногрудые небожительницы, красоты необычай¬ной, божественные апсары, лотосоокие, с ума сводящие — никто из смертных не выдержал бы их манящего вида, помрачился бы у него разум, бросил бы все и был бы увлечен хороводом дразнящих фей и приведений.. но спокоен ум подвижника, не дрогнет его прямое и благородное тело под деревом Бодхи...

Преодоление наваждений
Бодхисаттва не поддался. Умом спокойным и ясным, как небо, постиг Он обманчивость мира желаний и не поддался искушениям Мары. Все усилия духа сансары оказались напрасными.
В возрасте 35 лет в сумерки 15-го дня вайшакхи (май-июнь), когда было полнолуние, Он победил Мару в четырех его аспектах: внешнего Мару Сына небожителя, и трех внутренних: Мару смерти, Мару скандх (болезней) и Мару клеш . Божества, наги и истинные апсары почтили мудреца 16-ю различными способами и 16-ю способами поносили Мару...
Небожители пытались отвлечь Мару от бесплодных усилий, но он еще некоторое время продолжал искушать Гаутаму, однако, ничего не добившись, отступил вместе со всемвоинством, рассеялся, как туман, как стая коршунов разлетелся. И многие демоны в это время зародили причину к Осво¬бождению...


Читать блог автора
Сообщества: Будда Дхарма
0
Постоянная ссылка: