Как Будда вдохновил последователя

Ободрись же, Тисса! Не падай духом! Я дам совет! Я поддержу! Я научу!

Это слова, которые Будда Шакьямуни сказал последователю, который устал и приуныл. Когда я впервые прочитал их, то понял, с какой любовью и заботой Будда относится ко всем людям. Вот весь рассказ:


В Саваттхи… в парке. И вот в то время досточтимый Тисса, племянник отца Возвышенного, так сказал многим бхикку:

«Поистине, друзья, мое тело стало таким, как если бы его волокли по земле; моему помутившемуся зрению не видны четыре направления; и учение более не представляется мне ясным. Леность и вялость охватили мое сердце; эта праведная жизнь безрадостна для меня; и я нетверд в учении».

На это многие бхикку решили отправиться к Возвышенному; они пришли к нему, приветствовали его и сели подле него. Сидя таким образом, эти бхикку обратились к Возвышенному и сказали: «Господин, досточтимый Тисса, племянник отца Возвышенного, так говорит многим бхикку: “Поистине, друзья, мое тело сделалось таким, как если бы его волокли по земле; моему помутившемуся зрению не видны четыре направления; и учение более не представляется мне ясным; леность и вялость охватили мое сердце; эта праведная жизнь безрадостна для меня; и я нетверд в учении”».

На это Возвышенный обратился к некоему бхикку:

– Пойди, о бхикку, и от моего имени пригласи сюда бхикку Тиссу; скажи ему: «Друг Тисса, учитель желает поговорить с тобою».

– Да будет так, господин, – ответил тот бхикку Возвышенному, отправился к досточтимому Тиссе и сказал ему: «Друг Тисса, учитель желает поговорить с тобою».

– Да будет так, бхикку, – сказал досточтимый Тисса в ответ тому бхикку; он пришел к Возвышенному, приветствовал его и сел подле него.

Когда он так сел, Возвышенный обратился к досточтимому Тиссе со следующими словами:

– Верно ли говорят, Тисса, что ты сказал многим бхикку следующее: «Поистине, друзья, тело мое стало таким, как если бы его волокли по земле… (и так далее)… и я нетверд в учении?»

– Правда, господин.

– Так вот, что думаешь ты, Тисса, по этому поводу? Разве в теле, которое не избавилось от вожделения, желаний, любви, жажды, лихорадки и страсти, – разве в таком теле не возникают состояния изменения и неустойчивости? Не возникают ли при этом печаль и горечь, горе, сожаление, отчаяние?

– Возникают, господин!

– Хорошо сказано! Хорошо сказано, Тисса! И не так ли обстоит дело с чувствами, с восприятием, с деятельностью, с сознанием?

– Да, господин!

– Хорошо сказано! Хорошо сказано, Тисса! Значит, так же обстоит дело с сознанием, которое не освободилось от вожделения, от желания, от любви, от жажды, от страсти и лихорадки; в таком сознании действительно возникают печаль и горечь, горе, сожаление и отчаянье? И вот, что думаешь ты, Тисса? Если тело освободилось от всех этих качеств, возникнут ли в таком теле горе, печаль, сожаление, горечь и отчаяние?

– Конечно, нет, господин.

– Хорошо сказано! Хорошо сказано, Тисса! Также и в случаях чувства, восприятия, деятельности – возникнут ли они?

– Конечно, нет, господин.

– Хорошо сказано! Хорошо сказано, Тисса! Также и в случаях сознания, освободившегося от вожделения. Что же ты думаешь, Тисса: постоянно тело или непостоянно?

– Непостоянно, господин.

– А чувство, восприятие, деятельность? Постоянно или непостоянно сознание?

– Непостоянно, господин.

– По этой причине тот, кто видит это, чувствует это, испытывает отвращение к телу, к чувству, к восприятию, к деятельности. Он испытывает отвращение к сознанию; а испытывая отвращение к нему, он не испытывает к нему вожделения; не испытывая вожделения, он свободен; и в такой свободе приходит прозрение, которое и есть освобожденность бытия. Так он постигает: разрушено повторное рождение; прожита праведная жизнь; выполнена задача; для жизни в этих условиях нет будущей основы.

Представь теперь, Тисса, двух человек: один из них искусен в ходьбе, а другой неискусен. И неискусный спрашивает путь у того, кто искусен в этом деле. И тот, другой, отвечает: «Да, таков путь, добрый человек; пройди немного, и ты увидишь, как дорога делится на две; оставь левую дорогу, иди по правой; пройди немного, и вот ты увидишь густой лес; пройди еще немного, и ты увидишь большое топкое болото; пройди еще немного, и ты увидишь крутой обрыв, а еще дальше – восхитительную равнину».

Такова моя притча; она показывает смысл моих слов, Тисса; и вот этот смысл таков: «искусный в ходьбе человек» – это татхагата, арахант, полностью просветленный, а «неискусный в ходьбе» – это обычные, многие люди. «Разделенная дорога», Тисса, означает состояние колебания, «путь налево» – это название ложного восьмеричного пути, а именно: ложные взгляды, ложные намерения и так далее. «Путь направо», Тисса, – это название этого Благородного Восьмеричного Пути, а именно: правильные взгляды и так далее. «Густой лес», Тисса, подразумевает неведение. «Большое топкое болото», о Тисса, представляет чувственные желания, а «крутой обрыв» означает горе и отчаяние. «Восхитительная долина», Тисса, означает ниббану.

Ободрись же, Тисса! Не падай духом! Я дам совет! Я поддержу! Я научу!


Источник: http://iknigi.net/avtor-f-l-vudvord/63795-slova-buddy-f-l-vudvord/read/page-21.html#sel=61:1,61:2
Книга Слова Будды (перевод Фон Бок) ]]>]]>http://www.livelib.ru/book/1000577321]]>]]>


Читать блог автора
0
Постоянная ссылка: